Вы здесь

Литературное объединение “Магнит”

 Автор - Е.И.Зейферт 

Главной гордостью советского литературного Темиртау было широкоизвестное литературное объединение “Магнит”, возникшее в 1961 г. при редакции газеты “Строитель”.

Руководителями этого литературного общества в своё время были Михаил Фарберг, Яков Захаров, Григорий Григориади, Любовь Шашкова. Сейчас “Магнитом” руководит Юрий Показанов.

Некоторые возникавшие в постсоветское время в Темиртау литературные объединения (например, “Гармония”, руководитель Елена Никурашина) сливались с “Магнитом”.

Произведения “магнитовцев” советского периода печатались не только в региональной, но и в алма-атинской периодике, в том числе регулярно в журнале “Простор”. Интерес к “Магниту” выражали и московские периодические издания. 

В алма-атинских издательствах выходили в свет авторские сборники участников “Магнита” – В. Фетько, Г. Григориади, Л. Усовой, Л. Шашковой. 

Кроме того, радовали читателя коллективные сборники “магнитовцев”, такие как “Огни Темиртау” (1968 г.), “Жар души своей” (1978 г.) и др. Кратко охарактеризуем эти полнокровные литературные сборники. 

“Огни Темиртау” – первый сборник, представляющий произведения членов литературного объединения города Темиртау – Юрия Волкова, Григория Григориади, Евгения Замятина, Якова Захарова, Михаила Куксы, Елены Лахно, Евгения Оксененко, Владимира Радомского, Юрия Фабричнина, Леонида Шупикова, Эдуарда Широкобородова, Александра Чечевицкого. Составителем сборника является Я. Захаров. Авторы – рабочие и интеллигенция (в том числе литературные работники темиртауской прессы). В книге нет случайных авторов, каждый из участников сборника достойно представляет своё творчество. 

Ю. Волков, литературный сотрудник газеты “Строитель”, твёрдыми ямбами прославляет завоевание советским человеком космоса, изображая в своём стихотворении “На звёздной версте” космический корабль “Восход” и космонавтов Беляева и Леонова. 

Искренние, талантливые произведения Г. Григориади, руководителя кружка авиамоделистов, посвящены “косточке рабочей, молодёжи” (“Мальчики”), “героям нашего времени” (“Он шёл не за наградой”), нежной влюблённости девушки (“Телеграфистка”) и юноши (“Кто же он, счастливый?”). 

Лирический герой Е. Замятина, по профессии плотника, поэта с живым, тёплым слогом, вспоминает об отце, погибшем в войну (“Я не видел отца”), хочет уподобиться мудрой, нежной, сильной, скромной Родине (“Я хотел быть мудрым, как Родина…”), любуется “королевами в спецовках”, девушками-рабочими (“Королевы”). 

Я. Захаров, журналист, подполковник запаса, представляет читателю песню “Огни Темиртау”, своеобразный гимн города, и стихотворения, в которых живописует казахстанскую степь (“Степь”), блестяще сопоставляет литьё металла и создание стихов (“Поэт”), воображает небоскрёб в 200 этажей в Темиртау (“Человек на высоте”). Особого внимания заслуживает “Баллада о слепом музыканте”, рассказывающая о пареньке, вернувшемся с войны слепым, но нашедшим своё применение в музыке, ставшим образцовым учителем в музыкальной школе. Нельзя не отдать должное Я. Захарову не только как поэту, но и как талантливому составителю сборника “Огни Темиртау”.  

Литературный сотрудник городской газеты М. Кукса посвящает взволнованные стихи своим сверстникам, “родившимся в сорок втором”.  

Ещё один гимн городу под названим “Темиртау – город славы” сочинил офицер запаса Е. Оксененко. 

В. Радомский, художник, создаёт живописные поэтические картины, изображая костёр как “маленькую частицу солнца” (“Костёр”), регулировщицу-подростка на военной  дороге в Берлин (“На перекрёстке”), обелиски в честь павших (“У братской могилы”), рождение домны (“Точка”). 

Узкие столбцы поэтических строк журналиста Ю. Фабричнина пульсируют энергией жизни изображаемых лирических персонажей – внезапного слепого дождя (“Слепой дождь”), синеглазой “девочки-флейты” с рыжей “чёлкой на глаза” (“Голубое”), всадника, мечтающего ощутить падение (“Я, словно всадник…”). Поэт не только великолепно видит мир, но и талантливо слышит его (“Слепой дождь”). Вечной красотой лучится созданный Ю. Фабричниным образ матери (“Мать”). 

Плотник Л. Шупиков психологически точно изображает смерть матроса (“Память”), поэтизирует нелёгкий труд гуртоправа (“Гуртоправ”), отстаивает право любви на жизнь (“Я – за любовь”). 

Э. Широкобородов, в то время главный инженер ремонтно-механического завода, позднее главный редактор газеты “Индустриальная Караганда”, – приверженец романтики (“Верхолаз”, “Тема”), юношеских порывов (“Лилии”, “Я был до одури отчаянным…”). 

Литературный работник газеты “Металлург Темиртау” А. Чечевицкий любуется девчонкой-крановщицей: “Вы представьте, гигант железный, как ребёнок, послушен ей” (“Крановщица”), цветком с “детский ноготок” (“Цветок”), молодостью мира (“И, постарев, не постарей…”). 

“Жар сердца своего”. Авторы этого сборника – Виктор Фетько, Эдуард Широкобородов, Любовь Шашкова, Александр Бурнышев, Леонид Шупиков, Владимир Манин, Лев Переплёткин, Любовь Усова, Григорий Григориади. Сборник предваряется вступлением известного казахстанского поэта Руфи Тамариной. 

Открывающий сборник В. Фетько прославляет тихую красоту русской природы (“Моя Россия”) и нелёгкий труд строителя (“Призванье”, “Звала мечта к дорогам звёздным”). 

Э. Широкобородов исповедален в своей любви к “земле, не покрытой бетоном, как панцирем” (“Земля”). Его лирический герой с благоговением читает влюблённого в природу Пришвина (“Моросили дожди по насыпи…”).

Л. Шашкова обращает тёплый душевный взор к поре своего детства, его радостным приметам – “трава-мурава… деревенского детства”, “яблоки”, зреющие “у августа в тёплых ладонях”. Воображение позволяет поэтессе воссоздать далёкое время детства её матери (“той девочки, что жизнь подарит мне”): лирическая героиня мечтает разделить все трудности, выпавшие на материнскую долю – долю беженки из оккупированной Белоруссии. Темы искусства, природы, тихой любви живут в стихах поэтессы. Ныне Л. Шашкова – заведующая отделом поэзии, критики и литературоведения в журнале “Простор”.  

На мой взгляд, жемчужина сборника “Жар души своей” – это удивительное стихотворение А. Бурнышева “Ты бежала по берегу…”. Девушка просит любимого достать ей со дна моря жемчужину. Юноша ныряет, находит на дне моллюска, но… ему жаль вырвать “жемчужное сердце”. Молодой человек возвращается с пустыми руками и повинной головой. Но любимая с радостью прощает его, кладёт ему на грудь ладони и говорит: “Мне не надо жемчужин, – / я имею гораздо большее. / У меня под рукой стучит / твоё сердце – / такое доброе”. Образы “звонких шариков смеха”, которые роняет девушка и подбирает юноша в начале стихотворения, – красивое предвестье лиро-эпического сюжета этого текста. 

Ты бежала по берегу 

босиком 

и роняла звонкие 

шарики смеха. 

Я шёл следом

и собирал их,

как бусинки, 

чтобы подарить тебе ожерелье.  

Мотивы степных родников, степи, русской песни рождают энергию стиха Л. Шупикова (“Я тебе расскажу…”, “Песня”).

В. Манин – поэт-пейзажист, видящий красоту природы не только на равнинном приволье или в лесу, но и на комнатном стекле (“Мороз узоры плёл свои…”) и – острее – на полигоне (“Утро на Н-ском полигоне”).

Динамичный, натянутый, как тетива, стих Л. Переплёткина воссоздаёт ситуации погони (“Погоня”), выбора дорог (“Выбираю дороги”), охоты – с ракурса сайгака, в которого целится браконьер (“Сайгак”).  

Л. Усова поёт славу молодости (“Двадцать звонких лет”), обращается к тяжёлой памяти войны (“Солдатки”), слушает понятный поэту язык природы (“Язык деревьев”).

Завершает сборник пронзительная фронтовая поэзия Г. Григориади (“Танк”, “Баллада о странном трусе”), к сильным образам которой мы вернёмся ниже. 

Талантливые, одухотворённые темиртаусцы, произведения которых составили сборники “Огни Темиртау” и “Жар сердца своего”, покорят своим талантом ещё не одно поколение читателей. Отдельные тексты участников “Магнита” достойны войти в копилку русской классики. 

Рассказать друзьям: